Некроз кишечника...

Моё первое участие в патологоанатомическом разборе… Пишу на память, но случай настолько меня потряс, что основные моменты я запомнила, похоже, на всю жизнь.
Молодая девушка 17 лет, живущая в одном из маленьких городков Пермского края, вызвала «скорую помощь» с жалобами на боли в правой подвздошной области. Девушка была госпитализирована в ЦРБ с диагнозом «острый аппендицит». Через пару часов от момента поступления была проведена аппендэктомия. Со слов оперирующего хирурга, был катаральный аппендицит. Сам отросток, увы, потерялся в дороге до Перми, что по мнению ряда коллег, затормозило путь к диагнозу. На вторые сутки от момента поступления девушка стала предъявлять жалобы на выраженные боли в животе, без чёткой локализации. При осмотре, помимо положительного Щёткина-Блюмберга, лечащего врача смутил уровень АД, который составил 220/110 мм рт ст. Ранее АД не повышалось. Это послужило поводом для перевода девушки в Пермскую областную (ныне краевую) клиническую больницу. Таким образом, девушка оказалась в стационаре, где я проходила интернатуру. Вместе с дежурным врачом терапевтом мы отправились в хирургический приёмник, где находилась девушка с предварительным диагнозом «острый перитонит. Гипертонический криз». На момент нашего осмотра уровень АД составил 170/100 мм рт ст (это после введения фуросемида, перорального капотена, клофеллина на этапе транспортировки). Живот резко напряжён, практически не участвует в акте дыхания, перитонеальные симптомы положительны. Лихорадка. В крови выраженный лейкоцитоз. В клиническом анализе мочи умеренная протеинурия. В связи с тяжестью состояния девушка была взята на повторную релапаротомию, результаты которой были следующие: язвы тонкого кишечника с перфорацией, некроз 2 метров тонкого кишечника, в том числе желчного пузыря. Была выполнена резекция тонкого кишечника, холецистэктомия. После операции на консилиуме была высказана мысль о васкулите. Решено было начать пульс терапию метипредом. Несмотря на проводимую терапию, на следующие сутки вновь клиника острого живота. Было принято решение выполнить повторную релапаратомию, при этом в биохимическом анализе крови нарастал креатинин, АСТ, АЛТ. При повторной релапаратомии было обнаружено ещё несколько метров некротизированного тонкого кишечника. Выполнена резекция. Через сутки больная погибла, перед смертью за несколько часов была начата терапия цитостатиками, которая оказалась, увы, неэффективной. Патологоанатомы дали однозначное заключение: узелковый периартериит. После того как терапевтическое отделение высказало сомнение в заключении морфологов, сказав, что это мужская болезнь, типичная для более зрелого возраста, они пришли к нам с фотографиями срезов. Тогда я очень заинтересовалась учёными, которые описали это заболевание. Оказалось, что, поскольку Куссмауль и Майер не знали причин выявленных ими изменений, они предположили, что многочисленные мелкие узелки могут быть обусловлены нематодами. Поэтому их первая работа была опубликована под названием «Aneurysma verminosum hominis» — «Паразитарная аневризма человека». Что меня поразило ещё больше — то, что Рокитанский описал это заболевание раньше них. Рисунок из его работы я прилагаю. В дальнейшем я трижды в своей практике сталкивалась с узелковым периартериитом, и, хотя развитие заболевания было не столь молниеносно, ни разу не имел место положительный исход. Очень бы хотелось обсудить с коллегами: как часто они сталкиваются с болезнью Куссмауля-Майера, удавалось ли им наблюдать положительные исходы у подобных пациентов?
Интересный случай: Некроз кишечника...

0 комментариев

Оставить комментарий